Анатолий Князев: «Коми может стать «картофельным регионом»

25.09.2018 08:30

Анатолий Князев: «Коми может стать «картофельным регионом»

В интервью БНК зампред правительства — министр сельского хозяйства и потребительского рынка Коми Анатолий Князев рассказал о ситуации вокруг «передового» хозяйства «Южное», кукурузе и будущем «картофельного региона», провале эксперимента с лесным оленеводством в Княжпогостском районе и коровах из Венгрии, а также о схватке с медведем и планируемом переезде в деревню.

- Что происходит с «Южным»? Один из амбициозных аграрных проектов в регионе и такие грубые нарушения. Управлением Россельхознадзора по Коми возбуждено девять дел об административных правонарушениях, в том числе по фактам загрязнения и порчи земель в результате нарушения правил обращения с навозом и останками крупного рогатого скота.


- Сразу отмечу, что в поле зрения проверяющих попали старые фермы, а не новая - у «Южного» три хозяйства в трех деревнях. С нашей стороны было сделано все, чтобы не допустить подобных нарушений. Мы закупили для хозяйства два крематора, также имеются крематоры на ветстанции в Летке — создали все условия. Считаю, что ситуация — грубейшее нарушение всех установленных норм со стороны работников «Южного». Они годами копили отходы. Отмечу, что падежа взрослых животных в хозяйстве не было. Существует только нормированный санитарный убой — по болезни или другой причине. Не секрет, были случаи падежа молодняка.


- Почему у «Южного» нет специального хранилища для навоза?



- Таких хранилищ нет во всей республике. Существует технология хранения отходов животноводства в буртах, когда навоз перегнивает на специально отведенных участках полей. Этой технологией пользуются фермеры Коми. У нас в планах есть строительство навозохранилища на новой ферме «Южного». Знаю, что хозяйство оштрафовали на внушительные суммы. Со своей стороны Минсельхоз возьмет под жесткий контроль соблюдение хозяйством всех ветеринарно-санитарных правил.


- В 2017 году в Коми убрали в 2,7 раза меньше картофеля, чем годом ранее. Фермеры прогнозировали дефицит овощей – запасы на зиму делать было не из чего. Чего в этом году ждать?


- В этом году мы сажали, в первую очередь, картофель и капусту. В малых объемах – морковь и свеклу. Другие культуры на севере не прижились. В прошлом году мы потеряли более 40% урожая картофеля — сказались погодные условия. При этом возместить урон не удалось — немного не дотянули до понятия «чрезвычайная ситуация». Поэтому ни страховки, ни субсидии Минсельхоза России не получили.


По итогам прошлого года собственными силами мы покрыли 55% потребности региона в картофеле. В этом году перспективы гораздо лучше — порядка 70% от потребности.


Вообще, картофель для Коми - особая тема. Мы можем стать «картофельным регионом». Раньше здесь выращивали даже семенной картофель, который раскупали по всей стране. У нас нет главных проблем центральных и южных регионов — таких сорняков и колорадского жука. Соответственно, картофель минимально опрыскивается пестицидами и гербицидами. В производстве используется в большей части только чистая органика. Да, мы можем создать специализированное предприятие по выращиванию картофеля и нарастить объемы, но тогда с рынка уйдут многие малые фермерские хозяйства.


- А если это будет кооператив, как раньше?


- Сейчас трудно собрать фермеров в кооператив. Никто не хочет обратно в колхоз, людям трудно доверять друг другу. Хотя мы готовы помогать, в том числе техникой.


Стоит отметить, что за последние годы кооперация в Коми сдвинулась с мертвой точки. Мы создали Центр поддержки кооперации, в рамках исполнения апрельских поручений главы Коми провели ряд совещаний с участием глав сельских поселений. Фермеры начали понимать выгоду и охотнее объединяются в кооперативы.


- Насколько регион обеспечен собственными овощами?



- Мы себя обеспечиваем примерно на 20-24%. Когда мы на полную мощность запустим Сосногорский тепличный комплекс, то это будет 40 процентов и это не предел. У инвестора проекта есть намерения достраивать дополнительные теплицы. На сегодня все магистральные трубы прокладываются с учетом наращивания объема площадей и выпуска продукции. Нельзя забывать и о Емве - инвесторы интересуются проектом. Мы планируем довести уровень обеспеченности овощами до 100 процентов.


На сегодня нет проблем в производстве продуктов, сложности - в реализации. Современные аграрии говорят, что сначала надо продать, найти рынки сбыта. Тот же рынок картофеля очень жесткий. Мы не можем пробиться в сетевые магазины. Свою продукцию мы продаем в бюджетные учреждения, на ярмарках, в небольших магазинах. Очень много частников выращивает картофель для себя.


- Какие результаты у эксперимента с кукурузой?


- Эксперименты с кукурузой закончились. Мы вышли на большие площади, будем выращивать кукурузу как полноценную кормовую культуру. В этом году «Южное» посеяло ее уже на площади в 50 га, есть поля в Сыктывкаре и Пажге. Это не принудительное указание —хозяйства сами выбирают этот вид корма для скота.


- Речь идет о каком-то специальном северном сорте?



- Сейчас на рынке множество сортов. Основной поставщик семян кукурузы в стране - Кабардино-Балкария. Мы наладили с ними связь и закупаем нужные нам сорта. Да, культура в северных условиях не поспевает до зерна. Нам достаточно молочной спелости. Тем более мы не выращиваем кукурузу в чистом виде, а вместе с кормовыми культурами.


- Вернемся к «Южному». Как поживают племенные коровы из Венгрии?


- За этих коров мы пока не заплатили ни рубля. За три года они себя окупят. Конечно, они отличаются от привычных пород. Во-первых, у них очень большая молокоотдача: даже после первого отела он дают в среднем 25 кг и выше. Во-вторых, экстерьер: они худые и высокие, что для нас непривычно. Когда смотришь — жалко становится. Случались и проблемы с ними, коровы слабо восстанавливались после отела. Мы пригласили венгерских специалистов, они подсказали что делать. Ситуация улучшилась.


Нас постоянно критикуют — неужели нельзя было купить стадо в России. Нет. Здесь просто нет такого объема животных в одном племхозе. Мы не можем закупать по 5-10 голов. Нам не выгодны партии менее 50 голов. Столкнулись и с проблемой «невыездного» стада — многие регионы страны не продают скот за пределы субъекта.


- В Княжпогостском районе несколько лет назад затеяли интересный эксперимент с лесным оленеводством. Что с ним сейчас?


- Тогда Минсельхоз вынудили найти деньги на эти цели. Когда я начал работать, олени уже были здесь. С самого начала проект был похож на мошенничество. Во-первых, пригнали не лесных, а тундровых оленей, у которых раскидистые рога. Они не приспособлены жить в лесу. Во-вторых, их три года гнали с Ямала – за это время в пути были большие потери в стаде. Очень грустно понимать, что еще на старте специалисты допустили такие глупые ошибки. К тому же никто не хочет заниматься этим проектом. Условия для пастухов созданы — от квадроцикла до бани. Но погонщики проработали год и уехали обратно на Ямал, бросили животных. На обслуживание эксперимента уходит порядка трех миллионов рублей ежегодно из бюджета, а никакой экономики в проекте нет — это чистой воды эксперимент.


Самая главная проблема — олени вытоптали вольер, то есть нужны дополнительные угодья. Для нормальной жизнедеятельности оленей необходимо было еще на начальном этапе вместо одного загона построить восемь. Из-за высокой плотности на одной площади олени начали болеть, их рвали дикие звери, стреляли браконьеры. Могу сказать, что с каждым месяцем становится все хуже и хуже. Сейчас я поручил ежемесячно направлять туда специалистов министерства. Они оценят ситуацию, к концу года мы примем решение о судьбе проекта.


- Как развивается рыбоводство в Коми?



- В рыбоводческом хозяйстве мы пока буксуем. Были большие потери по Кажимскому хозяйству, идет ремонт на Нювчимском водохранилище. Там рыба пока жива, но есть определенные риски.


Поэтому мы решили перейти на другую форму содержания рыбы — круглогодичный цикл с циркуляцией воды в Сосногорске. Первый этап пройден — вырастили около пяти миллионов мальков, которые были запущены в реки республики. Хозяйству в Сосногорске для выхода на полную мощность необходима собственная скважина, сейчас они этим занимаются. В итоге мы получим 30-40 тысяч тонн рыбы в год.


Есть и другое направление - выращивание рыбы в садках в проточной воде. Хотим протестировать этот вариант в Кажиме, где рыба погибает из-за недостатка кислорода. Планируем разместить садки в переливных каналах, где насыщенность кислородом выше, чем в пруду. Анализ эффективности такого метода министерство получит через месяц.


- За какие отрасли сельского хозяйства Коми не стыдно?


- За птицеводство, свиноводство не стыдно, у нас активно развивается оленеводство. Сейчас мы прорабатываем крупный проект по строительству цеха глубокой переработки мяса в Воркуте, там уже есть готовый убойный пункт и закуплено холодильное оборудование. Это позволит нам увеличить объем легализованной оленины, расширить рынки сбыта. Стоимость проекта - порядка 500 млн рублей. Работа ведется в рамках апрельских поручений Сергея Гапликова.


Кроме того, ежегодно мы наращиваем показатели по молоку. Мы делаем фундаментальные вещи - за три года построили 19 ферм. Поэтапно восстанавливаем все разрушенное. Будут фермы и поголовье, земля станет востребованной, угодья начнут обрабатывать. Работа сложная и дается очень трудно, но прогресс есть.


У нас отличные показатели по мясу птицы и яйцу. Сами производим 60% от нормы потребления мяса и 59% от нормы яйца. Но рынок в птицеводстве очень жесткий. Мясо и яйцо мы продаем вплоть до Краснодарского края, а затраты наши гораздо выше, чем в центральных регионах страны. Но рынок перенасыщен, стоимость мяса падает, некоторое предприятия снизили цены до 70 рублей за тушку. А у нас только себестоимость - 95 рублей за тушку. Наращивать мощности смысла нет, мы вышли на оптимальный объем производства. Сейчас дело за оптимизацией — строим мощный завод по производству комбикормов на базе птицефабрики «Зеленецкой». Стоимость проекта - 1,5 млрд рублей.


- Вы - заядлый охотник. В Коми уже охотились?


- Куда же без охоты, сходил. Но места открывать не стану. Увлечение охотой у меня с малых лет. Даже оружие сам делал. Тогда все было проще - в каждом доме было охотничье ружье, а мелкокалиберные ружья продавали в хозмаге. Конечно, детям их никто не давал. Вот и мастерили сами. В основном, хожу на медведя. Медведю не раз смотрел в глаза, ходил в рукопашную. Я в целом человек деревенский. Если неделю на село не вышел — задыхаюсь в городе. Нужны ферма, лес, воздух и энергетика. Думаю, все же перееду ближе к природе, пока не подобрал место.


- Остается время на спорт?



- Обязательно, три раза в неделю. Сейчас хожу в спортзал. Всю жизнь занимался спортом и уважаю рукопашный бой. Даже в одно время был инструктором.


- Как удаётся заниматься сразу агрокомплексом и спортом и переключаться между ними?


- У меня по понедельникам три планерки: сельское хозяйство, спорт и общая - в правительстве. Сейчас проще, чем три года назад. Уже познакомился с людьми, объездил районы и города. У меня большая нагрузка, дела приходится записывать. Переключаться помогает опыт. Я долго работал главой Чебоксарского района, там на мне было все - сельское хозяйство, жкх, спорт и вся социальная сфера. Помогает закалка. Без этой школы было бы в разы тяжелее.


- Есть желание остаться в Коми навсегда?


- Часто возникают такие мысли. Мне комфортно здесь. Север не тяготит. Я беру отпуск и ухожу в тайну или тундру. Да, мои друзья в Чувашии опасаются, что останусь насовсем, боятся меня потерять. А я уже прикипел здесь душой и в любом случае никогда не потеряю связь с Коми.

  • 10
  • 1

Комментарии

Добавить комментарий
Имя
Тема
Сообщение
отправка...